Так все оно и было

Записки нового киевлянина

Добродушие и благодушие — вот что преимущественно характеризует людей, встретившихся мне в Украине. Не только друзей, коллег в ближайших сообществах, но и самых разных людей на улицах, рынках и в магазинах. Даже — !!! — чиновников, с которыми приходилось иметь дело. В Киеве, во Львове, в Харькове, в Одессе. Седая дама, кондуктор в трамвае, дает девочке билет и говорит: я тебе его не пробиваю, вот встретишь на улице старушку, вспомни, что одна старушка тебе помогла, помоги и ей. (Нечего и говорить, что мне продала два билета не пробивая: Вы пожилой человек, заслужили). А как же городское хозяйство, трамвайный парк, страна..?! Но я почему-то согласен с этой дамой. — Когда-то я написал постик «Украина це Европа, але не зовсiм» о посещении «Единого центра оказания административных услуг». Мне пришлось тогда потерять 3 дня. Пани, оформлявшая мне регистрацию сказала, услышав мой вздох: «Все, что нас не убивает, делает нас сильнее!» Теперь я, сильно посильневший, но все-таки в страхе и трепете шел туда же перерегистрироваться. Там все изменилось. Пришли, взяли номерок, тут же вошли. Окреп я, видимо, не очень, пч в заяве, где везде написано было 17 червня, в одном месте черт дернул написать 18 червня. Исправлять нельзя, надо переписывать. Пани администратор всячески успокаивала перепуганного старпера, но говорила по-украински, и я переспрашивал, ставил ладошку к уху. Наконец, все сделал. «Вон там у нас балкончик, пойдите подышите, — сказала пани, — пока мы с Вашей дружиною (это значит «супругой») не закончим». Пошел я на балкончик, а другая пани остерегает: «Куда Вы пошли?» Я говорю, «мне разрешили». И тут мы узнаем друг-друга: это та самая пани, что мне для ободрения Ницше напомнила. Улыбаемся друг другу, дескать, сколько лет, сколько зим. «Просто некоторые эту дверь за выход принимают, — оправдывается она, — а там пожарная лестница». «Не, — отвечаю, — я так, воздухом подышать». Это еще не все. Выходим мы из «Центра», Ира (дружина моя) мне говорит: «Наша пани просила тебе передать ее извинения, не сразу-де поняла, что «чоловик Ваш слабо вiдчувает»». Пожалуйста, не смейтесь над моим «ми-ми-ми». Так все оно и было.

Автор: Анатолий Ахутин

Источник

Рекомендуем посмотреть: В эфире Еспресо.TV российский философ и публицист Анатолий Ахутин